«Скифы» — стихотворение Александра Блока. Вместе с поэмой «Двенадцать» является последним произведением поэта — более до своей смерти в 1921

  • Автор: Admin
  • 17.03.2016

«Скифы» — стихотворение Александра Блока. Вместе с поэмой «Двенадцать» является последним произведением поэта — более до своей смерти в 1921 году он ничего не публиковал.
Стихотворение было написано в течение двух дней — 29 и 30 января 1918 года, сразу же после окончания поэмы «Двенадцать». Представление об общественно-политических взглядах Блока дают его записи в дневнике и записных книжках за этот период. Наиболее существенными, по мнению комментатора его творчества Вл. Орлова, являются записи от 11 января, когда из газет поэту стало известно о возобновлении советской делегацией мирных переговоров в Брест-Литовске с немцами, а также от 29 января[1]. Срыв мирных переговоров серьёзно переживался Блоком, его негодование вызывали не только немцы, но и союзники.
Стихотворению предшествует эпиграф из стихотворения Владимира Соловьева, введенный автором при 2-й публикации.

СКИФЫ
Панмонголизм! Хоть имя дико,
Но мне ласкает слух оно.
Владимир Соловьев

Мильоны — вас. Нас — тьмы, и тьмы, и тьмы.
Попробуйте, сразитесь с нами!
Да, скифы — мы! Да, азиаты — мы,
С раскосыми и жадными очами.

Александр Александрович Блок — поэт, один из самых выдающихся представителей русского символизма. В первом опубликованном сборнике предстал как лирик-символист, испытавший влияние мистической поэзии.Позже в романтическую поэзию Блока вошла социальная тема: античеловеческий город с его рабским трудом, нищетой. Настойчиво и сильно выражена в его творчестве ненависть к миру «сытых», к уродливым, бесчеловечным чертам жизни. Любовная лирика Блока романтична, она несёт в себе наряду с восторгом и упоением роковое и трагическое начало.
Проза Блока остро проблемна, социально и эстетически значима, будучи по сути лирической, она трактует общие вопросы культуры, литературы, искусства
Блок ? романтик, содержанием поэзии которого стала российская действительность и реальный человек. Характерны многомерность, мятежность, эмоциональная напряжённость его лирического героя, многокрасочность и новаторство художественных средств.

Мильоны — вас. Нас — тьмы, и тьмы, и тьмы.
Попробуйте, сразитесь с нами!
Да, скифы — мы! Да, азиаты — мы,
С раскосыми и жадными очами.

«Скифы» — стихотворение Александра Блока. Вместе с поэмой «Двенадцать» является последним произведением поэта — более до своей смерти в 1921 году он ничего не публиковал.
Стихотворение было написано в течение двух дней — 29 и 30 января 1918 года, сразу же после окончания поэмы «Двенадцать». Представление об общественно-политических взглядах Блока дают его записи в дневнике и записных книжках за этот период. Наиболее существенными, по мнению комментатора его творчества Вл. Орлова, являются записи от 11 января, когда из газет поэту стало известно о возобновлении советской делегацией мирных переговоров в Брест-Литовске с немцами, а также от 29 января[1]. Срыв мирных переговоров серьёзно переживался Блоком, его негодование вызывали не только немцы, но и союзники.
Стихотворению предшествует эпиграф из стихотворения Владимира Соловьева, введенный автором при 2-й публикации.

СКИФЫ
Панмонголизм! Хоть имя дико,
Но мне ласкает слух оно.
Владимир Соловьев

Александр Александрович Блок — поэт, один из самых выдающихся представителей русского символизма. В первом опубликованном сборнике предстал как лирик-символист, испытавший влияние мистической поэзии.Позже в романтическую поэзию Блока вошла социальная тема: античеловеческий город с его рабским трудом, нищетой. Настойчиво и сильно выражена в его творчестве ненависть к миру «сытых», к уродливым, бесчеловечным чертам жизни. Любовная лирика Блока романтична, она несёт в себе наряду с восторгом и упоением роковое и трагическое начало.
Проза Блока остро проблемна, социально и эстетически значима, будучи по сути лирической, она трактует общие вопросы культуры, литературы, искусства
Блок ? романтик, содержанием поэзии которого стала российская действительность и реальный человек. Характерны многомерность, мятежность, эмоциональная напряжённость его лирического героя, многокрасочность и новаторство художественных средств.

Века, века ваш старый горн ковал
И заглушал грома, лавины,
И дикой сказкой был для вас провал
И Лиссабона, и Мессины!

Мы широко по дебрям и лесам
Перед Европою пригожей
Расступимся! Мы обернемся к вам
Своею азиатской рожей!

Придите к нам! От ужасов войны
Придите в мирные обьятья!
Пока не поздно - старый меч в ножны,
Товарищи! Мы станем - братья!

Вы сотни лет глядели на Восток
Копя и плавя наши перлы,
И вы, глумясь, считали только срок,
Когда наставить пушек жерла!

Вы сотни лет глядели на Восток
Копя и плавя наши перлы,
И вы, глумясь, считали только срок,
Когда наставить пушек жерла!

Мы широко по дебрям и лесам
Перед Европою пригожей
Расступимся! Мы обернемся к вам
Своею азиатской рожей!

Придите к нам! От ужасов войны
Придите в мирные обьятья!
Пока не поздно - старый меч в ножны,
Товарищи! Мы станем - братья!

Вот - срок настал. Крылами бьет беда,
И каждый день обиды множит,
И день придет - не будет и следа
От ваших Пестумов, быть может!

музыка: Klaus Badelt и Hans Zimmer

Много лет назад судьба свела меня с удивительным человеком — Борисом Петровичем Комраковым. Он сам по себе заслуживает отдельного рассказа, но я хочу здесь рассказать об одном эпизоде. Мы возвращались из Друскининкая и неожиданно зависли в Гродно на автобусной станции — сломался автобус. Мы сидели в ожидании и некотором раздражении, разговор вдруг перешёл на поэзию. Нужно сказать, что в памяти Бориса Петровича, помимо всего прочего, хранится почти триста хороших стихов самых разных авторов. И одно из них — «Скифы» Александра Блока — он прочёл вслух. Прочёл так, что у меня зашевелились волосы. Рядом с нами сидела девочка, лет девятнадцати. Похоже, что до этого дня она даже не подозревала, что стихи можно ТАК читать. Я посмотрел на неё, посмотрел на вымотанного дикой работой и почти бессонной ночью Бориса Петровича, потом посмотрел на эту девочку и понял: сейчас она готова за ним пойти куда угодно. Несмотря на, почти 40 лет разницы. Вот она, настоящая сила настоящей поэзии.

Второй раз почти такие же переживания от исполнения «Скифов» Блока я пережил, слушая стихомузыку Бориса Ветрова. И хотя я уже был некоторым образом подготовлен к восприятию этого стихотворения знакомством с другими произведениями в его исполнении, волосы снова вставали дыбом. Вот оно, послушайте, не пожалейте пяти минут!

Стихомузыка Бориса Ветрова - уникальный жанр. А Скифы Александра Блока - одно из лучших произведений этого жанра. Откройте для себя этого удивительного исполнителя. Прочитайте Скифов вслух для себя. И убедитесь, насколько актуальны эти строки сегодня.

Да, так любить, как любит наша кровь,
Никто из вас давно не любит!
Забыли вы, что в мире есть любовь,
Которая и жжет, и губит!

Века, века ваш старый горн ковал
И заглушал грома, лавины,
И дикой сказкой был для вас провал
И Лиссабона, и Мессины!

Вы сотни лет глядели на Восток
Копя и плавя наши перлы,
И вы, глумясь, считали только срок,
Когда наставить пушек жерла!

А если нет - нам нечего терять,
И нам доступно вероломство!
Века, века вас будет проклинать
Больное позднее потомство!

Века, века ваш старый горн ковал
И заглушал грома, лавины,
И дикой сказкой был для вас провал
И Лиссабона, и Мессины

Забыли вы, что в мире есть любовь,
Которая и жжет, и губит

Мы любим плоть - и вкус ее, и цвет,
И душный, смертный плоти запах.
Виновны ль мы, коль хрустнет ваш скелет
В тяжелых, нежных наших лапах?

Идите все, идите на Урал
Мы очищаем место бою
Стальных машин, где дышит интеграл,
С монгольской дикою ордою

Так жили поэты. Читатель и друг!
Ты думаешь, может быть,- хуже
Твоих ежедневных бессильных потуг,
Твоей обывательской лужи?

Напрасно и день светозарный вставал
Над этим печальным болотом,
Его обитатель свой день посвящал
Вину и усердным работам.

Ты будешь доволен собой и женой,
Своей конституцией куцой,
А вот у поэта - всемирный запой,
И мало ему конституций!

Когда напивались, то в дружбе клялись,
Болтали цинично и прямо.
Под утро их рвало. Потом, запершись,
Работали тупо и рьяно.

Мы любим все - и жар холодных числ,
И дар божественных видений,
Нам внятно всё - и острый галльский смысл,
И сумрачный германский гений.

Исполнитель: Василий Качалов

Идите все, идите на Урал!
Мы очищаем место бою
Стальных машин, где дышит интеграл,
С монгольской дикою ордою!

Мы любим плоть - и вкус ее, и цвет,
И душный, смертный плоти запах.
Виновны ль мы, коль хрустнет ваш скелет
В тяжелых, нежных наших лапах?

Да, так любить, как любит наша кровь, Никто из вас давно не любит! Забыли вы, что в мире есть любовь, Которая и жжет, и губит!

Мы любим все — и жар холодных числ, И дар божественных видений, Нам внятно всё — и острый галльский смысл, И сумрачный германский гений…

О, старый мир! Пока ты не погиб, Пока томишься мукой сладкой, Остановись, премудрый, как Эдип, Пред Сфинксом с древнею загадкой!

Но сами мы — отныне вам не щит, Отныне в бой не вступим сами, Мы поглядим, как смертный бой кипит, Своими узкими глазами.